Автор Тема: Рабочие материалы V.B.  (Прочитано 150787 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Neta

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4002
  • Neta
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1592 : Сегодня в 07:05:14 »
Вопросы к эпизодам повести "Первая любовь"

1 эпизод.

1. Почему Владимир Петрович решил записать свой рассказ?
2. Что вы запомнили о родителях главного героя?
3. Сколько леб было Владимиру в тот период, о котором он рассказал в своих записях?
4. Куда готовился поступать Владимир?
5. Почему мама Владимира предположила, что снявшая флигель на лето княгиня Засекина "бедная какая-нибудь"?
6. Как выглядела увиденная Владимиром девушка?
7. Какое впечатление произвела девушка на главного героя?
8.Почему Владимир убежал?

2 эпизод.

1. Как вы думаете, почему Владимир мечтал познакомиться с соседями из флигеля?
2. Как Владимиру удалось познакомиться с Засекиными?
3. Чем удивило Владимира и его маму присланное письмо?
4. Какое впечатление произвела обстановка флигеля и сама княгиня на юношу? Почему?
5. Какое чувство испытывал Владимир, когда ему повезло позкокомиться с дочерью хозяйки?
6. Что вы можете сказать о характере девушки по первому впечатлению?
7. Подтвердилось ли предположение матери Владимира о том, что Засекины бедны?

3 эпизод

1. Какие чувства испытывал Владимир к Зине?
2. Как держала себя девушка с многочисленными влюбленными в неё молодыми людьми?
3. Расскажите о встрече Владимира с Зиной в саду. Что заметил Владимир в настроении Зины?
4. Почему Владимир решил, что Зинв в кого-то влюблена?
5. Какое стихотворение попросила Зина прочитать?
6. Какую строчку стихотворения повторила Зина? Как вы думаете, почему эта строчка так запала в её память?
7. Какое своё стихотворение читал Майданов, один из гостей?
8. Какие строчки из стихотворения Майданова обратили внимание и Зины, и Владимира?


4 эпизод

1. Как Владимир узнал, что его отец и Зина знакомы?
2. Какой сон рассказала Зина? Перескажите главные моменты этого рассказа.
3. Что вы можете рассказать о мечте девушки на основании ее рассказа?
4. Почему рассказ Зины произвёл такое впечатление на Владимира?
5. Почему Владимир утвердился в мысли, что Зина в кого-то влюблена?
6. Какое чувство испытывает Владимир после рассказа Зины?

5 эпизод

1. Кто из слуг рассказал Владимиру о ссоре отца и матери?
2. Из-за чего родители поссорились?
3. Какую роль в ссоре сыграла присланное анонимное письмо?
4. Что больше всего потрясло Владимира в рассказе?
5. Почему Владимира "раздавила" эта новость?
6. Почему Владимир и его родители уехали в город?
7. Довелось ли Владимиру ещё раз увидеть Зину? Как это произошло?
8. Через полгода отец Владимира скончался. От чего предостерегал он сына в незаконченном письме?




Оффлайн Freya

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10980
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1591 : Вчера в 17:51:24 »
Специальное задание:
1) Содержание теории Ч. Дарвина о происхождении видов путём естественного отбора.
2)Ч. Дарвин- кругосветное путешествие на «Бигле», коллекции и создание учения о происхождении видов на Земле.(кратко)
3) Что такое : эволюция, естественный отбор, виды борьбы за существование, вид, популяция.

Оффлайн Freya

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 10980
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1590 : Вчера в 17:45:49 »
Специальное задание:
1)Дать характеристику «Уральского экономического  района» по плану .
2)Сделать контурную карту Уральского района .
( на каникулах: доработать в тетради и на контурных картах задания третьей четверти- все районы , расположенные на Русской равнине).

Оффлайн Mari

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 22893
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1589 : Вчера в 17:21:29 »
1. Как с помощью ВПР развивать навыки письма у учеников 4 - 8 классов.

2. Использование заданий из ВПР для развития навыков письма у учеников.

3. Можно ли с помощью заданий ВПР развить навыки письма?

4. Можно ли с помощью заданий из ВПР (4 класс) тренировать мозг и развивать навыки письма?

5. Как приспособить ВПР к развитию навыка письма у учащихся.

6. Приспосабливаем задания из ВПР к  реальной жизни.

Оффлайн Alesto

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2711
  • Патриций
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1588 : 18 Март 2019, 12:07:06 »

Оффлайн Neta

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4002
  • Neta
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1587 : 18 Март 2019, 10:25:20 »
Но не знаю, подойдут ли все...Тема "Первой любви" очень щепетильна...
______________________________________________

4 эпизод

Я спустился в долину; узкая песчаная дорожка вилась по ней и вела в город. Я пошел по этой дорожке... Глухой стук лошадиных копыт раздался за мною. Я оглянулся, невольно остановился и снял фуражку: я увидел моего отца и Зинаиду. Они ехали рядом. Отец говорил ей что-то, перегнувшись к ней всем станом и опершись рукою на шею лошади; он улыбался. Зинаида слушала его молча, строго опустив глаза и сжавши губы.
Я сперва увидал их одних; только через несколько мгновений, из-за поворота долины, показался Беловзоров в гусарском мундире с ментиком, на опененном вороном коне. Добрый конь мотал головою, фыркал и плясал: всадник и сдерживал его и шпорил.
Я посторонился. Отец подобрал поводья, отклонился от Зинаиды, она медленно подняла на него глаза — и оба поскакали... Беловзоров промчался вслед за ними, гремя саблей.
«Отчего она такая бледная? - подумал я. - Ездила верхом целое утро — и бледная?»
Я удвоил шаги и поспел домой перед самым обедом. Отец уже сидел переодетый, вымытый и свежий, возле матушкиного кресла и читал ей своим ровным и звучным голосом фельетон «Journal des Débats», но матушка слушала его без внимания и, увидавши меня, спросила, где я пропадал целый день, и прибавила, что не любит, когда таскаются бог знает где и бог знает с кем. «Да я гулял один», — хотел было я ответить, но посмотрел на отца и почему-то промолчал.

В течение следующих пяти, шести дней я почти не видел Зинаиды. Меня Зинаида избегала: мое появление — я не мог этого не заметить — производило на нее впечатление неприятное. Она невольно отворачивалась от меня... невольно; вот что было горько, вот что меня сокрушало!

Дня три спустя она встретила меня в саду. Я хотел уклониться в сторону, но она сама меня остановила.
— Будемте друзьями — вот как! — Я вас с нынешнего же дня жалую к себе в пажи.

После обеда опять собрались во флигеле гости — и княжна вышла к ним. Она предложила, чтобы тот, чей фант вынется, рассказывал свой сон.

Второй фант вышел Зинаидин. Она подняла глаза к потолку и задумалась.— Вот, послушайте, — начала она наконец, — что я выдумала... Представьте себе великолепный чертог, летнюю ночь и удивительный бал. Бал этот дает молодая королева. Везде золото, мрамор, хрусталь, шелк, огни, алмазы, цветы, куренья, все прихоти роскоши. Итак, бал великолепный. Гостей множество, все они молоды, прекрасны, храбры, все без памяти влюблены в королеву.
Она высока и стройна; у ней маленькая золотая диадема на черных волосах.Я посмотрел на Зинаиду — и в это мгновение она мне показалась настолько выше всех нас, от ее белого лба, от ее недвижных бровей веяло таким светлым умом и такою властию, что я подумал: «Ты сама эта королева!»
— Все толпятся вокруг нее, — продолжала Зинаида, — все расточают перед ней самые льстивые речи. Королева слушает эти речи, слушает музыку, но не глядит ни на кого из гостей. Шесть окон раскрыты сверху донизу, от потолка до полу; а за ними темное небо с большими звездами да темный сад с большими деревьями. Королева глядит в сад. Там, около деревьев, фонтан; он белеет во мраке — длинный, длинный, как привидение. Королева слышит сквозь говор и музыку тихий плеск воды. Она смотрит и думает: вы все, господа, благородны, умны, богаты, вы окружили меня, вы дорожите каждым моим словом, вы все готовы умереть у моих ног. А там, возле фонтана, возле этой плещущей воды, стоит и ждет меня тот, кого я люблю. На нем нет ни богатого платья, ни драгоценных камней, никто его не знает, но он ждет меня и уверен, что я приду, — и я приду, и нет такой власти, которая бы остановила меня, когда я захочу пойти к нему, и остаться с ним, и потеряться с ним там, в темноте сада, под шорох деревьев, под плеск фонтана...
Зинаида умолкла. Мы скоро разошлись. На Зинаиду внезапно напало раздумье; княгиня выслала сказать, что у ней голова болит. Я долго не мог заснуть, меня поразил рассказ Зинаиды.— Неужели в нем заключался намек? — спрашивал я самого себя, — и на кого, на что она намекала?
Я терялся в догадках. «Кто он?» Эти два слова точно стояли перед моими глазами. На что бы я не согласился, чего бы я не дал, чтобы только быть тем счастливцем у фонтана!..

5 эпизод

Вернувшись однажды к обеду с довольно продолжительной прогулки, я с удивлением узнал, что буду обедать один, что отец уехал, а матушка нездорова, не желает кушать и заперлась у себя в спальне. По лицам лакеев я догадывался, что произошло нечто необыкновенное... Расспрашивать их я не смел, но у меня был приятель, молодой буфетчик Филипп, страстный охотник до стихов и артист на гитаре — я к нему обратился. От него я узнал, что между отцом и матушкой произошла страшная сцена (а в девичьей всё было слышно до единого слова; многое было сказано по-французски — да горничная Маша пять лет жила у швеи из Парижа и всё понимала); что матушка моя упрекала отца в неверности, в знакомстве с соседней барышней, что отец сперва оправдывался, потом вспыхнул и в свою очередь сказал какое-то жестокое слово, «якобы об ихних летах», отчего матушка заплакала.
А произошла вся беда, — продолжал Филипп, — от безымянного письма; а кто его написал — неизвестно; а то бы как этим делам наружу выйти, причины никакой нет.
— Да разве что-нибудь было? — с трудом проговорил я, между тем как руки и ноги у меня холодели и что-то задрожало в самой глубине груди.Филипп знаменательно мигнул.
— Было. Этих делов не скроешь; уж на что батюшка ваш в этом разе осторожен — да ведь надобно ж, примерно, карету нанять или там что... без людей не обойдешься тоже.Я услал Филиппа — и повалился на постель. Я не зарыдал, не предался отчаянию; я не спрашивал себя, когда и как всё это случилось; не удивлялся, как я прежде, как я давно не догадался, — я даже не роптал на отца... То, что я узнал, было мне не под силу: это внезапное откровение раздавило меня... Всё было кончено. Все цветы мои были вырваны разом и лежали вокруг меня, разбросанные и истоптанные.

Матушка на следующий день объявила, что переезжает в город. Утром отец вошел к ней в спальню и долго сидел с нею наедине. Никто не слышал, что он сказал ей, но матушка уж не плакала больше; она успокоилась и кушать потребовала — однако не показалась и решения своего не переменила.

Я бродил, как шальной, — и одного только желал, как бы поскорее всё это кончилось. Одна мысль не выходила у меня из головы: как могла она, молодая девушка — ну, и все-таки княжна, — решиться на такой поступок, зная, что мой отец человек несвободный. Как не побоялась погубить всю свою будущность?
- Да, думал я, вот это — любовь, это — страсть, это — преданность... и вспоминались мне слова:
жертвовать собою сладко для иных.

Мы переехали в город. Не скоро я отделался от прошедшего, не скоро принялся за работу. Рана моя медленно заживала; но собственно против отца у меня не было никакого дурного чувства. Напротив: он как будто еще вырос в моих глазах...
Но мне было суждено еще раз увидеть Зинаиду.

Отец мой каждый день выезжал верхом.
Однажды он пришел ко мне в добром расположении духа, чего с ним давно не бывало; он собирался выехать и уже надел шпоры. Я стал просить его взять меня с собою. Мы отправились.
Я не видывал всадника, подобного отцу; он сидел так красиво и небрежно-ловко, что, казалось, сама лошадь под ним это чувствовала и щеголяла им. Мы проехали по всем бульварам, побывали на Девичьем поле, перепрыгнули через несколько заборов (сперва я боялся прыгать, но отец презирал робких людей, — и я перестал бояться), переехали дважды чрез Москву-реку — и я уже думал, что мы возвращаемся домой, тем более что сам отец заметил, что лошадь моя устала, как вдруг он повернул от меня в сторону от Крымского броду и поскакал вдоль берега. Я пустился вслед за ним. Поравнявшись с высокой грудой сложенных старых бревен, он проворно соскочил с Электрика, велел мне слезть и, отдав мне поводья своего коня, сказал, чтобы я подождал его тут же, у бревен, а сам повернул в небольшой переулок и исчез.

Тоска меня брала, а отца всё не было. Я сделал несколько шагов по тому направлению, куда удалился отец; потом прошел переулочек до конца, довернул за угол и остановился.
На улице, в сорока шагах от меня, пред раскрытым окном деревянного домика, спиной ко мне стоял мой отец, а в домике, до половины скрытая занавеской, сидела женщина в темном платье и разговаривала с отцом; эта женщина была Зинаида.

Первым движением моим было убежать. «Отец оглянется, — подумал я, — и я пропал...». Но странное чувство, чувство сильнее любопытства, сильнее даже ревности, сильнее страха — остановило меня. Я стал глядеть, я силился прислушаться. Казалось, отец настаивал на чем-то. Зинаида не соглашалась. Я как теперь вижу ее лицо — печальное, серьезное, красивое и с непередаваемым отпечатком преданности, грусти, любви и какого-то отчаяния — я другого слова подобрать не могу. Она произносила односложные слова, не поднимала глаз и только улыбалась — покорно и упрямо. По одной этой улыбке я узнал мою прежнюю Зинаиду. Отец повел плечами и поправил шляпу на голове, что у него всегда служило признаком нетерпения... Потом послышались слова: «Vous devez vous séparer de cette...» Зинаида выпрямилась и протянула руку... Вдруг в глазах моих совершилось невероятное дело: отец внезапно поднял хлыст, которым сбивал пыль с полы своего сюртука, — и послышался резкий удар по этой обнаженной до локтя руке. Я едва удержался, чтобы не вскрикнуть, а Зинаида вздрогнула, молча посмотрела на моего отца и, медленно поднеся свою руку к губам, поцеловала заалевшийся на ней рубец. Отец швырнул в сторону хлыст и, торопливо взбежав на ступеньки крылечка, ворвался в дом... Зинаида обернулась — и, протянув руки, закинув голову, тоже отошла от окна.

«Вот это любовь, — говорил я себе снова, сидя ночью перед своим письменным столом, на котором уже начали появляться тетради и книги, — это страсть!.. Как, кажется, не возмутиться, как снести удар от какой бы то ни было!.. от самой милой руки! А, видно, можно, если любишь...

Два месяца спустя я поступил в университет, а через полгода отец мой скончался (от удара) в Петербурге, куда только что переселился с моей матерью и со мною. За несколько дней до своей смерти он получил письмо из Москвы, которое его чрезвычайно взволновало... Он ходил просить о чем-то матушку и, говорят, даже заплакал, он, мой отец! В самое утро того дня, когда с ним сделался удар, он начал было письмо ко мне на французском языке. «Сын мой, — писал он мне, — бойся женской любви, бойся этого счастья, этой отравы...» Матушка после его кончины послала довольно значительную сумму денег в Москву...

Оффлайн Neta

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4002
  • Neta
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1586 : 18 Март 2019, 10:23:38 »
Я сделала 5 эпизодов.

-"Первая любовь" И.Тургенев
1 эпизод.

Гости давно разъехались. Часы пробили половину первого. В комнате остались только хозяин, да Сергей Николаевич, да Владимир Петрович.Хозяин позвонил и велел принять остатки ужина.
— Итак, это дело решенное, — промолвил он, глубже усаживаясь в кресло и закурив сигару, — каждый из нас обязан рассказать историю своей первой любви.
- Моя первая любовь принадлежит действительно к числу не совсем обыкновенных, — ответил с небольшой запинкой Владимир Петрович, человек лет сорока, черноволосый, с проседью.
— А! — промолвили хозяин и Сергей Николаевич в один голос. — Тем лучше... Рассказывайте.
— Извольте... или нет: рассказывать я не стану; я не мастер рассказывать: выходит сухо и коротко или пространно и фальшиво; а если позволите, я запишу всё, что вспомню, в тетрадку — и прочту вам.
Приятели сперва не согласились, но Владимир Петрович настоял на своем. Через две недели они опять сошлись, и Владимир Петрович сдержал свое обещание.Вот что стояло в его тетрадке:

Мне было тогда шестнадцать лет. Дело происходило летом 1833 года.Я жил в Москве у моих родителей. Они нанимали дачу около Калужской заставы, против Нескучного. Я готовился в университет.
Никто не стеснял моей свободы.
Отец обходился со мной равнодушно-ласково; матушка почти не обращала на меня внимания, хотя у ней, кроме меня, не было детей: другие заботы ее поглощали. Мой отец, человек еще молодой и очень красивый, женился на ней по расчету; она была старше его десятью годами. Матушка моя вела печальную жизнь: беспрестанно волновалась, ревновала, сердилась — но не в присутствии отца; она очень его боялась, а он держался строго, холодно, отдаленно... Я не видал человека более изысканно спокойного, самоуверенного и самовластного.
Я никогда не забуду первых недель, проведенных мною на даче. Погода стояла чудесная; мы переехали из города девятого мая, в самый Николин день.
Дача наша состояла из деревянного барского дома с колоннами и двух низеньких флигельков.
Флигелек направо стоял пустой и отдавался внаймы.
В один день — недели три спустя после девятого мая — ставни в окнах этого флигелька открылись, показались в них женские лица — какое-то семейство в нем поселилось. Помнится, в тот же день за обедом матушка осведомилась у дворецкого о том, кто были наши новые соседи, и, услыхав фамилию княгини Засекиной, сперва промолвила не без некоторого уважения: «А! княгиня... — а потом прибавила: — Должно быть, бедная какая-нибудь».
— На трех извозчиках приехали-с, — заметил, почтительно подавая блюдо, дворецкий, — своего экипажа не имеют-с, и мебель самая пустая.
Действительно, княгиня Засекина не могла быть богатой женщиной: нанятый ею флигелек был так ветх, в мал, и низок, что люди, хотя несколько зажиточные, не согласились бы поселиться в нем. Впрочем, я тогда пропустил это всё мимо ушей.

В день, о котором зашла речь, я также отправился в сад...случайно приблизился к низкому забору, отделявшему собственно наши владения от узенькой полосы сада, простиравшейся за флигельком направо и принадлежавшей к нему. Я шел потупя голову. Вдруг мне послышались голоса; я взглянул через забор — и окаменел... Мне представилось странное зрелище.
В нескольких шагах от меня — на поляне, между кустами зеленой малины, стояла высокая стройная девушка в полосатом розовом платье и с белым платочком на голове; вокруг нее теснились четыре молодые человека, и она поочередно хлопала их по лбу теми небольшими серыми цветками, которых имени я не знаю, но которые хорошо знакомы детям: эти цветки образуют небольшие мешечки и разрываются с треском, когда хлопнешь ими по чему-нибудь твердому. Молодые люди так охотно подставляли свои лбы — а в движениях девушки (я ее видел сбоку) было что-то такое очаровательное, повелительное, ласкающее, насмешливое и милое, что я чуть не вскрикнул от удивления и удовольствия и, кажется, тут же бы отдал всё на свете, чтобы только и меня эти прелестные пальчики хлопнули по лбу. Ружье мое соскользнуло на траву, я всё забыл, я пожирал взором этот стройный стан, и шейку, и красивые руки, и слегка растрепанные белокурые волосы под белым платочком, и этот полузакрытый умный глаз, и эти ресницы, и нежную щеку под ними...
— Молодой человек, а молодой человек, — проговорил вдруг подле меня чей-то голос, — разве позволительно глядеть так на чужих барышень?
Я вздрогнул весь, я обомлел... Возле меня за забором стоял какой-то человек с коротко остриженными черными волосами и иронически посматривал на меня. В это самое мгновение и девушка обернулась ко мне... Я увидал огромные серые глаза на подвижном, оживленном лице — и всё это лицо вдруг задрожало, засмеялось, белые зубы сверкнули на нем, брови как-то забавно поднялись... Я вспыхнул, схватил с земли ружье и, преследуемый звонким, но не злым хохотаньем, убежал к себе в комнату, бросился на постель и закрыл лицо руками. Сердце во мне так и прыгало; мне было очень стыдно и весело: я чувствовал небывалое волнение.
Отдохнув, я причесался, почистился и сошел вниз к чаю. Образ молодой девушки носился передо мною, сердце перестало прыгать, но как-то приятно сжималось.
Ложась спать, я, сам не знаю зачем, раза три повернулся на одной ноге, напомадился, лег и всю ночь спал как убитый. Перед утром я проснулся на мгновенье, приподнял голову, посмотрел вокруг себя с восторгом — и опять заснул.

2 эпизод

«Как бы с ними познакомиться?» — было первою моею мыслью, как только я проснулся поутру. Я перед чаем отправился в сад, но не подходил слишком близко к забору и никого не видел. После чаю я прошелся несколько раз по улице перед дачей — и издали заглядывал в окна... Мне почудилось за занавеской ее лицо, и я с испугом поскорее удалился.
Но, пока я волновался и строил различные планы, судьба уже порадела обо мне.В мое отсутствие матушка получила от новой своей соседки письмо на серой бумаге, запечатанной бурым сургучом, какой употребляется только на почтовых повестках да на пробках дешевого вина. В этом письме, написанном безграмотным языком и неопрятным почерком, княгиня просила матушку оказать ей покровительство: матушка моя, по словам княгини, была хорошо знакома с значительными людьми, от которых зависела ее участь и участь ее детей, так как у ней были очень важные процессы.
«Я квам обращаюсь, — писала она, — как благородная дама хблагородной даме, и при том мне преятно воспользоватца сим случаем». Кончая, она просила у матушки позволения явиться к ней. Я застал матушку в неприятном расположении духа: отца не было дома, и ей не с кем было посоветоваться. Не отвечать «благородной, даме», да еще княгине, было невозможно, а как отвечать — матушка недоумевала. Написать записку по-французски казалось ей неуместным, а в русской орфографии сама матушка не была сильна — и знала это и не хотела компрометироваться. Она обрадовалась моему приходу и тотчас приказала мне сходить к княгине и на словах объяснить ей, что матушка, мол, моя всегда готова оказать ее сиятельству, по мере сил, услугу и просит ее пожаловать к ней часу в первом. Неожиданно быстрое исполнение моих тайных желаний меня и обрадовало и испугало; однако я не выказал овладевшего мною смущения — и предварительно отправился к себе в комнату, чтобы надеть новенький галстух и сюртучок.

В тесной и неопрятной передней флигелька, куда я вступил с невольной дрожью во всем теле, встретил меня старый и седой слуга.
— Пожалуйте-с в гостиную, — проговорил он.
Я очутился в небольшой и не совсем опрятной комнате с бедной, словно наскоро расставленной мебелью. У окна, на кресле с отломанной ручкой, сидела женщина лет пятидесяти, простоволосая и некрасивая, в зеленом старом платье и с пестрой гарусной косынкой вокруг шеи. Ее небольшие черные глазки так и впились в меня.Я подошел к ней и раскланялся.
— Я имею честь говорить с княгиней Засекиной?— Я княгиня Засекина; а вы сын господина В.?— Точно так-с. Я пришел к вам с поручением от матушки.
— Садитесь, пожалуйста.
Я сообщил г-же Засекиной ответ моей матушки на ее записку. Она выслушала меня, постукивая толстыми красными пальцами по оконнице, а когда я кончил, еще раз уставилась на меня.
— Очень хорошо; непременно буду, — промолвила она наконец. — А вы, пожалуйста, будьте без церемонии. У меня просто.
«Слишком просто», — подумал я, с невольной гадливостью окидывая взором всю ее неблагообразную фигуру.
В это мгновенье другая дверь гостиной быстро распахнулась, и на пороге появилась девушка, которую я видел накануне в саду. Она подняла руку, и на лице ее мелькнула усмешка.

— А вот и дочь моя, — промолвила княгиня, указав на нее локтем. — Зиночка, сын нашего соседа, господина В.
Молодая девушка продолжала глядеть на меня с прежней усмешкой, слегка щурясь и склонив голову немного набок.
— Я уже видела мсьё Вольдемара, — начала она. (Серебристый звук ее голоса пробежал по мне каким-то сладким холодком.) — Вы мне позволите так называть вас?
— Помилуйте-с, — пролепетал я.
— Хотите вы мне помочь шерсть распутать? Подите сюда, ко мне.Она кивнула мне головой и пошла вон из гостиной. Я отправился вслед за ней.В комнате, куда мы вошли, мебель была немного получше и расставлена с бо́льшим вкусом. Впрочем, в это мгновенье я почти ничего заметить не мог: я двигался как во сне и ощущал во всем составе своем какое-то до глупости напряженное благополучие.

— Держите прямо руки! — И она прилежно занялась наматыванием клубка.Я воспользовался тем, что она не поднимала глаз, и принялся ее рассматривать, сперва украдкой, потом всё смелее и смелее. Лицо ее показалось мне еще прелестнее, чем накануне: так всё в нем было тонко, умно и мило. Она сидела спиной к окну, завешенному белой сторой; солнечный луч, пробиваясь сквозь эту стору, обливал мягким светом ее пушистые золотистые волосы, ее невинную шею, покатые плечи и нежную, спокойную грудь. Я глядел на нее — и как дорога́ и близка становилась она мне! Мне сдавалось, что и давно-то я ее знаю и ничего не знал и не жил до нее... На ней было темненькое, уже поношенное, платье с передником; я, кажется, охотно поласкал бы каждую складку этого платья и этого передника. Кончики ее ботинок выглядывали из-под ее платья: я бы с обожанием преклонился к этим ботинкам... «И вот я сижу перед ней, — подумал я, — я с ней познакомился... какое счастие, боже мой!»

3 эпизод

Моя «страсть» началась с того дня.Я изнывал в отсутствие Зинаиды: ничего мне на ум не шло, всё из рук валилось, я по целым дням напряженно думал о ней... Я изнывал... но в ее присутствии мне не становилось легче. Я ревновал, я сознавал свое ничтожество, я глупо дулся и глупо раболепствовал — и все-таки непреодолимая сила влекла меня к ней, и я всякий раз с невольной дрожью счастья переступал порог ее комнаты.
Впрочем, не я один влюбился в нее: все мужчины, посещавшие ее дом, были от ней без ума — и она их всех держала на привязи, у своих ног. Ее забавляло возбуждать в них то надежды, то опасения, вертеть ими по своей прихоти (это она называла: стукать людей друг о друга) — а они и не думали сопротивляться и охотно покорялись ей.
Я перестал работать, читать — я даже перестал гулять по окрестностям, ездить верхом. Как привязанный за ножку жук, я кружился постоянно вокруг любимого флигелька: казалось, остался бы там навсегда...
Однажды я проходил в саду мимо известного забора — и увидел Зинаиду: подпершись обеими руками, она сидела на траве и не шевелилась. Я хотел было осторожно удалиться, но она внезапно подняла голову и сделала мне повелительный знак. Я замер на месте: я не понял ее с первого раза. Она повторила свой знак. Я немедленно перескочил через забор и радостно подбежал к ней; но она остановила меня взглядом и указала мне на дорожку в двух шагах от нее. В смущении, не зная, что делать, я стал на колени на краю дорожки. Она до того была бледна, такая горькая печаль, такая глубокая усталость сказывалась в каждой ее черте, что сердце у меня сжалось, и я невольно пробормотал:— Что с вами?Зинаида протянула руку, сорвала какую-то травку, укусила ее и бросила ее прочь, подальше.— Вы меня очень любите? — спросила она наконец. — Да?Я ничего не отвечал — да и зачем мне было отвечать?— Да, — повторила она, по-прежнему глядя на меня. — Это так. Такие же глаза, — прибавила она, задумалась и закрыла лицо руками. — Всё мне опротивело, — прошептала она, — ушла бы я на край света, не могу я это вынести, не могу сладить... И что ждет меня впереди!.. Ах, мне тяжело... боже мой, как тяжело!— Отчего? — спросил я робко.Зинаида мне не отвечала и только пожала плечами. Я продолжал стоять на коленях и с глубоким унынием глядел на нее. Каждое ее слово так и врезалось мне в сердце. В это мгновенье я, кажется, охотно бы отдал жизнь свою, лишь бы она не горевала. Я глядел на нее — и, все-таки не понимая, отчего ей было тяжело, живо воображал себе, как она вдруг, в припадке неудержимой печали, ушла в сад и упала на землю, как подкошенная. Кругом было и светло и зелено; ветер шелестил в листьях деревьев, изредка качая длинную ветку малины над головой Зинаиды. Где-то ворковали голуби — и пчелы жужжали, низко перелетывая по редкой траве. Сверху ласково синело небо — а мне было так грустно...
— Прочтите мне какие-нибудь стихи, — промолвила вполголоса Зинаида и оперлась на локоть. — Я люблю, когда вы стихи читаете. Вы поете, но это ничего, это молодо. Прочтите мне «На холмах Грузии». Только сядьте сперва.
Я сел и прочел «На холмах Грузии».
— «Что не любить оно не может», — повторила Зинаида. — Вот чем поэзия хороша: она говорит нам то, чего нет и что не только лучше того, что есть, но даже больше похоже на правду... Что не любить оно не может — и хотело бы, да не может!
Она опять умолкла и вдруг встрепенулась и встала.
— Пойдемте. У мамаши сидит Майданов; он мне принес свою поэму, а я его оставила.
Зинаида торопливо пожала мне руку и побежала вперед. Мы вернулись во флигель. Майданов принялся читать нам своего только что отпечатанного «Убийцу», но я не слушал его. Он выкрикивал нараспев свои четырехстопные ямбы, рифмы чередовались и звенели, как бубенчики, пусто и громко, а я всё глядел на Зинаиду и всё старался понять значение ее последних слов.

Иль, может быть, соперник тайный
Тебя нежданно покорил? —

воскликнул вдруг в нос Майданов — и мои глаза и глаза Зинаиды встретились. Она опустила их и слегка покраснела. Я увидал, что она покраснела, и похолодел от испуга. Я уже прежде ревновал к ней, но только в это мгновение мысль о том, что она полюбила, сверкнула у меня в голове: «Боже мой! она полюбила!»


Оффлайн V.B.

  • Генеральный директор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 633
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1585 : 17 Март 2019, 14:39:54 »
SPACE EXPLORATION. Исследование космоса

1. The history of space exploration in Russia started with Konstantin Tsiolkovsky, a maths teacher from Kaluga. Tsiolkovsky never built or launched a rocket, but he was the first person to understand the main ideas behind rocket science – as early as 1903. He predicted and solved many of the problems in rocket engineering, and he made designs for several rockets. He dreamt of a space age.

2. It was nearly 60 years before Tsiolkovsky’s dream came true. On 12th April, 1961, at exactly 9.07 a. m. Vostok 1 lifted off for its 108-minute flight. There was one man inside – Yuri Gagarin, a Soviet pilot and the first person in the world to fly into outer space. During his one orbit around the earth, Gagarin had some food and water; so he was also the first person to eat and drink in conditions of weightlessness. He didn’t have a camera to take photos, but he observed different parts of the earth.

3. Gagarin’s flight started a new stage in the history of exploration. It made more space travel possible. Now, 50 years later, many cosmonauts and engineers from different countries have made flights to outer space. Some of them have stayed in space for several months. They have done a lot of research and experiments.

4. In the 1990s Russian scientists started thinking about sending tourists into outer space. The world’s first space tourist was American millionaire, Dennis Tito. He went on an eight-day holiday in May 2001 in a Russian spaceship. He visited the International Space Station and landed afterwards in Kazakhstan with the two other members of the flight team. ‘I was worried that I might not feel well in space’, he said, ‘but I felt the best I’ve felt in my whole life. It was a trip to paradise’. Space scientists are now discussing the next idea: two-week space holidays with a trip around the moon, for $100 million… anyone interested?

Оффлайн V.B.

  • Генеральный директор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 633
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1584 : 17 Март 2019, 14:37:24 »
   
Cosmonautics Day

 People have always dreamt of travelling in space and reaching other planets. At the beginning of the 20th century a famous Russian scientist Tsiolkovsky said that mankind will not live on planet Earth forever.
     His predictions came true half a century later, when the first artificial satellite was launched. It was on October 4, 1957. The satellite was called Sputnik-1.
     However, the most important event in space exploration took place in on April 12, 1961, when spaceship “Vostok” with a man on board was launched into space. This first man who overcame gravitation was Yuri Gagarin. After successful orbiting, he returned to the Earth. This flight encouraged many other Russian cosmonauts to explore the outer space. Among them, Titov, Nikolaev, Tereshkova, Leonov, Savitskaya and others. Today the 12th of April is celebrated by Russian people every year as the Cosmonautics Day in commemoration of the first space flight.

Оффлайн V.B.

  • Генеральный директор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 633
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1583 : 17 Март 2019, 14:28:01 »
Vostok 1     
Gagarin
Main article: Vostok 1
On 12 April 1961, the Vostok 3KA-3 (Vostok 1) spacecraft with Gagarin aboard was launched from Baikonur Cosmodrome. Gagarin thus became both the first human to travel into space, and the first to orbit the Earth. His call sign was Kedr (Russian: Кедр, Siberian pine or Cedar).[1
          The radio communication between the launch control room and Gagarin included the following dialogue at the moment of rocket launch.
         Korolev: "Preliminary stage..... intermediate..... main..... lift off! We wish you a good flight. Everything is all right."
         Gagarin: "Поехали!" (Poyekhali!—Let's go!).[16]
         Gagarin's informal poyekhali! became a historical phrase in the Eastern Bloc, used to refer to the beginning of the Space AVostok 1

     In his post-flight report, Gagarin recalled his experience of spaceflight, having been the first human in space:
The feeling of weightlessness was somewhat unfamiliar compared with Earth conditions. Here, you feel as if you were hanging in a horizontal position in straps. You feel as if you are suspended.


Tereshkova
     After the flight of Yuri Gagarin in 1961, Sergey Korolyov, the chief Soviet rocket engineer, envisioned the idea of putting a woman in space. On 16 February 1962, Valentina Tereshkova was selected to join the female cosmonaut corps.
     Although Tereshkova experienced nausea and physical discomfort for much of the flight,[15] she orbited the earth 48 times and spent almost three days in space. With a single flight, she logged more flight time than the combined times of all American astronauts who had flown before that date.[16] Tereshkova also maintained a flight log and took photographs of the horizon, which were later used to identify aerosol layers within the atmosphere.[17]

Оффлайн info

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1540
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1582 : 15 Март 2019, 15:28:53 »
A Little Princess - the plot

     Captain Crewe, a wealthy English widower, has been raising his only child, Sara, in India where he is stationed with the British Army. Because the Indian climate is considered too harsh for children, British families living there traditionally send their children to boarding school back home in England. The captain enrolls his young daughter at Miss Minchin's boarding school for girls in London, and dotes on his daughter so much that he orders and pays the headmistress for special treatment and exceptional luxuries for Sara, such as a private room for her with a personal maid and a separate sitting room (see Parlour boarder), along with Sara's own private carriage and a pony. Miss Minchin openly fawns over Sara for her money, but secretly and jealously despises her for her wealth.
     Despite her privilege, Sara is neither arrogant nor snobbish, but rather kind, generous and clever. She extends her friendship to Ermengarde, the school dunce; to Lottie, a four-year-old student given to tantrums; and to Becky, the lowly, stunted fourteen-year-old scullery maid. When Sara acquires the epithet of a princess, she embraces its favorable elements in her natural goodheartedness.
     After some time, Sara's birthday is celebrated at Miss Minchin's with a lavish party, attended by all her friends and classmates. Just as it ends, Miss Minchin learns of Captain Crewe's unfortunate demise. Furthermore, prior to his death, the previously wealthy captain had lost his entire fortune; a friend had persuaded him to cash in his investments and deposit the proceeds to develop a network of diamond mines. The scheme fails, and Sara is left an orphan and a pauper, with no other family and nowhere to go. Miss Minchin is left with a sizable unpaid bill for Sara's school fees and luxuries, including her birthday party. Infuriated and pitiless, she takes away all of Sara's possessions (except for some old frocks and one doll), makes her live in a cold and poorly furnished attic, and forces her to earn her keep by working as an errand girl. She forces Sarah to wear frocks much too short for her, with her thin legs peeking out of the brief skirt.
     For the next several years, Sara is abused by Miss Minchin and the other servants, except for Becky. Miss Minchin's kind-hearted sister, Amelia, deplores how Sara is treated, but is too weak-willed to speak up about it. Sara is starved, worked for long hours, sent out in all weathers, poorly dressed in outgrown and worn-out clothes, and deprived of warmth or a comfortable bed in the attic. Despite her hardships, Sara is consoled by her friends and uses her imagination to cope, pretending she is a prisoner in the Bastille or a princess disguised as a servant. Sara also continues to be kind and polite to everyone, including those who treat her badly. One day, she finds a coin in the street and uses it to buy buns at a bakery, but despite being very hungry, she gives most of the buns away to a beggar girl dressed in rags who is hungrier than herself. The bakery shop owner sees this and wants to reward Sara, but she has disappeared, so the shop owner instead gives the beggar girl bread and warm shelter for Sara's sake.
     Meanwhile, Mr. Carrisford and his Indian assistant Ram Dass have moved into the house next door to Miss Minchin's school. Carrisford had been Captain Crewe's friend and partner in the diamond mines. After the diamond mine venture failed, both Crewe and Carrisford became very ill, and Carrisford in his delirium abandoned his friend Crewe, who died of his "brain fever." As it turned out, the diamond mines did not fail, but instead were a great success, making Carrisford extremely rich. Although Carrisford survived, he suffers from several ailments and is guilt-ridden over abandoning his friend. He is determined to find Crewe's daughter and heir, although he does not know where she is and thinks she is attending school in France.
     Ram Dass befriends Sara when his pet monkey escapes into Sara's adjoining attic. After climbing over the roof to Sara's room to get the monkey, Ram Dass tells Carrisford about Sara's poor living conditions. As a pleasant distraction, Carrisford and Ram Dass buy warm blankets, comfortable furniture, food, and other gifts, and secretly leave them in Sara's room when she is asleep or out. Sara's spirits and health improve due to the gifts she receives from her mysterious benefactor, whose identity she does not know; nor are Ram Dass and Carrisford aware that Sara is Crewe's lost daughter. When Carrisford anonymously sends Sara a package of new, well-made, and expensive clothing in her proper size, Miss Minchin becomes alarmed, thinking Sara might have a wealthy relative secretly looking out for her, and begins to treat Sara better and allows her to attend classes rather than doing menial work.
     One night, the monkey again runs away to Sara's room, and Sara visits Carrisford's house the next morning to return him. When Sara casually mentions that she was born in India, Carrisford and his solicitor question her and discover that she is Captain Crewe's daughter, for whom they have been searching for years. Sara also learns that Carrisford was her father's friend and her own anonymous benefactor, and that the diamond mines have produced great riches, of which she will now own her late father's share. When Miss Minchin angrily appears to collect Sara, she is informed that Sara will be living with Carrisford and her entire fortune has been restored and greatly increased. Upon finding this out, Miss Minchin unsuccessfully tries to persuade Sara into returning to her school as a star pupil, and then threatens to keep her from ever seeing her school friends again, but Carrisford and his solicitor tell Miss Minchin that Sara will see anyone she wishes to see and that her friends' parents are not likely to refuse invitations from an heiress to diamond mines. Miss Minchin goes home, where she is surprised when Amelia finally stands up to her. Amelia has a nervous breakdown afterwards, but she is on the road to gaining more respect.
     Sara invites Becky to live with her and be her personal maid, in much better living conditions than at Miss Minchin's. Carrisford becomes a second father to Sara and quickly regains his health. Finally, Sara — accompanied by Becky — pays a visit to the bakery where she bought the buns, making a deal with the owner to cover the bills for bread for any hungry child. They find that the beggar girl who was saved from starvation by Sara's selfless act is now the bakery owner's assistant, with good food, clothing, shelter, and steady employment.

Оффлайн info

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1540
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1581 : 15 Март 2019, 15:11:08 »
Romancing the Strone -  the plot
     Joan Wilder is a successful but lonely romance novelist in New York City whose editor believes she is waiting to meet a romantic hero like the ones she writes about. Joan gets a call from her sister Elaine, who has been kidnapped by antiquities smugglers, cousins Ira and Ralph. As Joan leaves her apartment to meet her editor, Gloria, she is handed a letter containing a map, sent to her by her late brother-in-law, Eduardo, who had been murdered a few days prior. While she is gone, a man tries to break into her apartment and is discovered by her apartment supervisor, who he kills. Returning to her apartment, Joan finds it ransacked. Joan then receives a frantic phone call from Elaine (held at knife-point by Ira), who instructs Joan to go to Colombia with the map she received; it is Elaine's ransom.
     Flying to Colombia, Joan is detoured from the rendezvous point by Colonel Zolo, the man who killed Elaine's husband, Eduardo (and Joan's apartment supervisor). He tricks her into boarding the wrong bus, heading deep into the interior of the country instead of to the coastal city of Cartagena, where Elaine is being held. When Joan distracts the bus driver by asking where they are going, the bus crashes into a Land Rover, wrecking both vehicles. As the rest of the passengers walk away, Joan is menaced by Zolo but is saved by the Land Rover's owner, American exotic bird smuggler Jack T. Colton. For getting her out of the jungle and to a telephone, Joan promises to pay Jack $375 in traveler's cheques.
     Jack and Joan travel the jungle while eluding the military police and Zolo, who wants the treasure map. After spending a night hiding in a marijuana smuggler's crashed C-47 aircraft, they encounter a drug lord named Juan, who is a big fan of Joan's novels and helps them escape from Zolo.
     After a night of dancing and passion in a nearby town, Jack suggests to Joan that they find the treasure themselves before handing over the map. They follow the clues and locate an enormous emerald called El Corazón (‘The Heart’). Unbeknownst to Jack and Joan, they used Ralph's car for the last leg of their journey while Ralph was sleeping in the back. Ralph takes the emerald from them at gunpoint. When Zolo appears, Jack steals the jewel back, but Jack and Joan are chased into a river and go over a waterfall. They end up on opposite sides of the raging river; Joan has the map, but Jack has the emerald. Jack directs Joan to Cartagena, promising that he will meet her there.
      In Cartagena, Joan meets with Ira and Ralph, who are still holding Elaine, but the exchange is interrupted by Zolo and his men, who have also captured Jack, who in turn surrenders the emerald to Zolo, but a crocodile bites off Zolo's hand and swallows it along with the emerald. As a gun battle takes place between Zolo's soldiers and Ira's gang, Joan and Elaine dash for safety, pursued by Zolo. Jack tries to stop the crocodile from escaping but begrudgingly lets it go when he sees that Joan is in danger. Zolo charges at Joan, who eventually dodges his wild knife slashes, knocking Zolo into the crocodile pit. Ira and his men escape, but Ralph is left behind as the authorities arrive. After a kiss, Jack dives into the water after the crocodile, leaving Joan behind with her sister.
     Some time later, Joan is back in New York City, delivering a new manuscript based on her adventure to Gloria, who is moved to tears by the story and tells Joan she has another best-seller on her hands. Returning home, she finds Jack waiting for her in a sailboat named the Angelina, after the heroine of Joan's novels, and wearing boots made from the crocodile's skin. He explains the crocodile died from ingesting the emerald and he had sold it, using the money to buy the boat of his dreams. They go off together, planning to sail around the world.


Оффлайн Mari

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 22893
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1580 : 14 Март 2019, 17:27:01 »
<a href="http://www.youtube.com/watch?v=2OccZQmxKac" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=2OccZQmxKac</a>

Пьеса "Вечно живые"

Оффлайн Mari

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 22893
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1579 : 14 Март 2019, 16:50:57 »
<a href="http://www.youtube.com/watch?v=rVlaA5emmBI" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=rVlaA5emmBI</a>

<a href="http://www.youtube.com/watch?v=3Mx3zZHCki8" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=3Mx3zZHCki8</a>

Оффлайн Mari

  • Администратор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 22893
    • Просмотр профиля
Re: Рабочие материалы V.B.
« Ответ #1578 : 14 Март 2019, 16:50:35 »
"Сын полка" Катаев
<a href="http://www.youtube.com/watch?v=MTLeNQucn3o" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=MTLeNQucn3o</a>


<a href="http://www.youtube.com/watch?v=H2ZFe7XGwt8" target="_blank">http://www.youtube.com/watch?v=H2ZFe7XGwt8</a>
Сценарий